Востребованная профессия

или

До Нового года осталось 8 дней

Это рассказ о представителе одной из самых древних и востребованных профессий, который живёт своей жизнью, желаниями и эмоциями, как и любой другой человек.


Востребованная профессия - рассказ Олега Вергуленко

На выходе из супермаркета его уже встречала орава чумазых оборванцев. Он знал, что попрошайки всех мастей активизируются в преддверии праздников, но не здесь. В этом районе это — норма, за что он с детства презирал это место.

– Ну-у! Чего надо?! Где ваши родители? Нечего попрошайничать! Идите! Идите отсюда!

Дети расступились, жадно заглядывая в набитую тележку.

– Вот же ж гад, а! Лень тебе было тележку назад отвезти? Обязательно было бросать перед моей машиной? – выругался он вслед уезжающему BMW этого года.

Откатил «подкинутую» тележку в сторону, перекрыв выезд соседу по парковке. Загрузил все пакеты в багажник своего двухлетнего, уже такого приевшегося внедорожника.

– Ты же всё равно тележку этого гада отвозить на место будешь, – обратился он к воображаемому хозяину соседнего авто. – Отвезёшь и мою заодно, не убудет.

Сел в машину. Укатил.

– Вот что за люди, а?! Ну живёте же здесь, сами же ездите! Ямы в полколеса по всему двору! Неужто трудно всем домом скинуться и сделать дорогу?!

На парковке у дома ни одного свободного места. Пристроился почти впритирку к оградке, в аккурат возле входа на детскую площадку.

– Я быстро! Тут место есть, пройдёте, – ответил на немой вопрос гуляющих на площадке мам.

Насилу допёр пакеты до третьего этажа. В старых пятиэтажках лифтов нет. Дверь открыла сухая старушка, закутанная в несколько слоёв тёплой одежды.

– Мам, привет! Ну чего так долго-то? Я тебе гостинцев на Новый год привёз, разбирай.

Плюхнул пакеты в кухне и стал наблюдать из окна за происходящим на детской площадке. Старушка засуетилась.

– Может, чайку, сынок?

– Нет, мам. Спасибо. Я не долго.

– Ну хорошо. Как Татьяна твоя? Как дети?

– Татьяна лечится. В Таиланде сейчас. Ей море нужно.

– Так вон у нас море-то какое.

– Ну мааам! Ей тепло нужно, а у нас мороз.

– Ну да, ну да.

– У вас, кстати, не топят, что ли? Чего ты укуталась так?

– Топят, сынок, но слабенько топят. Говорят, батареи чистить нужно, поизносились, поржавели. Вот собирают на чистку всей системы. Я каждый месяц по чуть-чуть сдаю, а то мне две пенсии за раз взять неоткуда.

– Совсем, безбожники, оборзели! Вот гребут и гребут! Куда? Куда столько денег?! Это если с тебя одной столько… а сколько квартир в доме… так это сумма выходит – ой-ой-ой!

– Ну столько лет дому. Ещё ведь ни разу капитально не брались за это.

– А кто собирает? Кто учёт ведёт?

– Так Мишка, Олин муж.

– Олин муж, – повторил он, не сводя глаз с новой мамаши, которая безуспешно пыталась протиснуть двухместную коляску в почти полностью загороженный его машиной проход на детскую площадку.

– А Оля-то как сама?

– Да хорошо всё, двойню родила недавно.

Мамы с площадки что-то возмущённо говорили новенькой и тыкали пальцами на окна его матери. Он немного отшатнулся за занавеску, сквозь которую видел, как та обернулась, посмотрела в его сторону и прекратила попытки попасть на площадку.

«Всё также хороша», – пронеслось у него в мыслях.

– Олька? – переспросила мать. – Да, хороша! Мишка лелеет её, старается, по ночам работает.

– Что? Мам, ты о чём?

– Ну ты же про Ольку говорил?

– Ма-ма! Я ничего не говорил, я молчал.

– Ну, ладно-ладно. Почудилось, значит. Старая я стала.

«Неужели вслух сказал?» – подумал он.

– Они пусть лучше отремонтируют сначала, тепло людям дадут, а потом и деньги собирают.

Зазвонил мобильник.

– Алло! Да, милая. Конечно-конечно. Зайди ко мне на работу, скажи, чтобы тебе дали из кассы. Возьми сколько нужно. Там уже? Умница! Что значит «не даёт»?! Скажи этому одноглазому горбуну, что я сегодня приеду, и мы с ним разберёмся, куда деньги деваются и почему на текущие расходы не хватает. Отлично! Всегда пожалуйста, милая моя. Целую!

Завершил звонок. На автомате зашёл в Facebook. «До Нового года осталось 8 дней».  И не лень им весь декабрь постить эту чушь? Оставил два лайка. Повертел телефон в руках. Спрятал в карман.

– Любочка? – спросила мама.

– Что Любочка?

– Звонила.

– Какая Любочка?

– Ну дочка твоя. Она же звонила?

– Ааа… да… да-да, Люба-Люба… На Новый год с друзьями отпросилась.

– А сынок твой как?

– Сын? Сын в Лондоне. Он же учится.

– А каникулы?

– Нет, на каникулы не приедет. Куда ему? С этим военным положением ещё в армию заберут… Ладно, допустим не заберут, но к чему дразнить кота сосиской? Пусть сидит себе там от греха подальше.

Старушка закончила выкладывать покупки и присела на табурет. Её старенький холодильник теперь был похож на витрину дорогого гастронома.

– Так ты, сынок, получается, совсем один в Новый год-то? Может, заедешь ко мне? Посидим, шампанское откроем, телевизор посмотрим.

– Не получится у меня, мам. Занят я буду. Но за приглашение спасибо. В следующем году – обязательно, – добавил он свою ежегодную отговорку.

– Ну хорошо, сынок, главное, чтобы ты не скучал там один.

– Спасибо, мам. С моими делами не соскучишься. Я пойду, наверное. Пора мне.

– Ладно, дорогой. Спасибо, что навестил старуху…

– Ну мааам…

– Благослови тебя Господь, – старушка притянула его за ворот пальто и чмокнула в лоб.

Он ушёл, не оборачиваясь, и даже не видел, как она перекрестила его вслед. Также он не видел и того, что мама провожала его, глядя в окно, – боялся встретиться взглядом с живущей этажом ниже Олей.

По пути в самый шикарный торговый центр города ему снова позвонили.

– Алло! Привет, дорогой! Да, в городе. Нет, занят сегодня. Да, работаю. Очень занят, очень крупный заказ от постоянного клиента. Шестого? Шестого работаю. И седьмого тоже. Извини, каждый год так. Востребованная профессия, полезная. Ты меня после пятнадцатого набери, может, в баньку сходим – выпьем, девочек пригласим, пообщаемся. Не-ет, не своих, конечно. Давай, брат, с Новым годом! Хорошо отметить.

Благодаря подарку кума, главного прокурора города, домчал быстро. Эта красно-синяя авто-гирлянда творит настоящие чудеса. На парковке торгового центра для него было зарезервировано лучшее место прямо возле лифта. Встречал сам хозяин ТЦ, кланялся, поцеловал руку.

– Все в курсе, что я буду сегодня?

– Да-да, конечно. Все магазины к вашим услугам, с нетерпением вас ждут. Основную часть денег я собрал, они в моём кабинете, в сейфе заперты. Пока будете работать, люди могут захотеть – и я уверен, захотят – отблагодарить вас за ваш труд. Поэтому мы дополнительно подготовили большой плотный пакет. Также выделим вам охранника, который этот пакет будет носить. Подобрали того самого, с ночной смены, которого никто в лицо не знает, как вы и просили.

– Очень хорошо! Вот умеете же организовать, когда хотите. А то предшественник твой: «Нам не нужно, никого не интересует». А оказывается, людям-то нужно.

– Да-да. Мы стараемся. Предшественник просто молод был и без опыта совсем.

– Переодеться где могу?

– В моём кабинете и сможете. Охранника я туда же пришлю.

– Ладно.

Когда в дверь постучали, он уже переоделся в рабочую униформу и даже успел наклеить бороду, которая была совсем как настоящая. Если бы его увидела мама или Оля, они бы ни за что его не узнали. Да, они никогда и не бывали в местах, где ему приходилось работать: слишком дорого, слишком шикарно.

– Можно? – спросили в приоткрытую дверь.

– Да-да, входите!

– Здравствуйте! Я буду вам помогать. Что мне нужно делать?

– Здравствуй! Вот, надевай костюм. Сегодня ты не охранник, сегодня ты… Как звать тебя?

– Миша.

– Веруешь?

– Немного.

– Эээ… это как?

– Ну я, конечно, верю в Бога, но стараюсь на него не сильно надеяться, а всё больше сам что-то делаю. У него и так дел невпроворот.

– Отлично! Этого достаточно. Сегодня ты не охранник, сегодня ты – слуга Божий. Пакет держи крепко и широко не раскрывай. И ведро. Воды из крана набери. Готов? Идём, заработаем твоим двойняшкам на подарки.

– А откуда вы знаете, что у меня двойня?

– Я, сын мой, много чего знаю. У меня же связи, – и он многозначительно ткнул кропилом в потолок. – Ты дверь-то открывай и идём, а то люди заждались небось благословения Божия.

Олег Вергуленко

Редактор: Яна Ерина